Сердце Дракона. Книга 7

cover

Кирилл Клеванский

Сердце Дракона. Книга 7

© Клеванский Кирилл

© ИДДК

Глава 534

В низине, скрытый нависающими кронами деревьев от взглядов рыскающих по округе небесных пиратов, лежал человек. И без того потрепанные и заплатанные одежды были изорваны до состояния жутких лохмотьев. На обнаженном теле сложно было обнаружить хоть сантиметр, не покрытый кровью или жуткими гематомами.

Дыхание человека постоянно прерывалось, а из горла вырывался неестественный, болезненный свист. Как если бы что-то пытались прокричать сквозь продырявленный бурдюк.

Не нужно было быть искусным целителем, чтобы понять, что вмятина на груди говорила о сломанных ребрах. А звук – о пробитых легких.

Потерявший сознание молодой мужчина, с виду которому не дашь больше двадцати лет, слегка постанывал. Каждое движение причиняло ему жуткую боль.

И, несмотря на ауру Небесного солдата средней стадии, сложно было представить, что при таком падении хоть кто-то мог выжить.

Из-за пазухи раненого выбрался небольшой котенок. Он потянулся, зевнул и посмотрел на человека.

Склонив голову набок, котенок низко и глухо зарычал. Внезапно вокруг него закрутились потоки бело-синей энергии. В них проглядывали всполохи синего огня и белых молний.

Внезапно вихрь силы сжался, а затем из него выпрыгнул внушительных размеров тигр. Белого цвета, с черными полосками, он опустил голову пониже.

Едва ли не касаясь шерстью лица раненого, тигр “нахмурился”. Насколько вообще может хмуриться кошка, размерами превышающая лошадь.

Все те дикие звери, что уже начали подбираться поближе к столь желанной добыче, мгновенно разбежались в разные стороны.

Их пугала аура древнего зверя, исходящая от тигра.

Опустившись на лапы, улегшись брюхом на холодную, залитую кровью землю, тигр насколько мог аккуратно подцепил клыками края одежд раненого.

Мужчина застонал и едва не вскрикнул от боли, когда зверь затаскивал его себе на спину.

Когда же раненый, все еще находясь без сознания, оказался в густой шерсти, то тигр взмахнул хвостом. Обвив торс мужчины, он крепко прижал его к себе и, выпрямившись, грозно зарычал.

Этот рык, несущий в себе всю мощь и силу монстра, равного по силе пиковому Рыцарю духа, прокатился по долине. Лавиной энергии он смыл большинство хищников, которые могли встать у тигра на пути.

Этот рев буквально говорил: “Я, тигр, иду по своей тропе. Каждый, кто встретится мне на пути, умрет от моих когтей и молний!”

Слабые звери спешили убраться с пути монстра, те же, кто был сильнее, не собирались тратить силы ради битвы с древним монстром. Если бы на кону стояло ядро человеческого Рыцаря духа, они бы еще задумались над нападением и охотой, но ради Небесного солдата…

Сильные звери решили уйти в сторону и позволить чужаку убраться из леса. Тигр не объявлял прав на территорию и не собирался здесь охотиться – он не представлял угрозу их власти и авторитету в охотничьих угодьях.

Так, всего за десяток секунд, Азрея обеспечила себе проход по приграничному лесу Ласкана. Порой им – зверям, было куда проще найти взаимопонимание, нежели двуногим.

Убедившись в том, что ее бедовый двуногий друг, вечно попадающий в различные неприятности, никуда не денется с ее спины, она сделал первый прыжок.

Времени оставалось мало – скоро духи явятся за его душой. Если Азрея не поторопится, то двуногий друг отправится на поля вечной охоты.

По лесу мчалась окутанная синим огнем молния, в которой изредка проглядывал силуэт огромного тигра.

* * *

По широкому, ухоженному Имперскому Тракту Ласкана степенно катилась карета, запряженная шестеркой гнедых. Будучи уже как неделю в пути от родного баронства, ее пассажиры успели устать от всего.

От однотипных пейзажей, от пустых диалогов, споров по поводу пути развития и, что важнее всего, друг от друга. Теперь эти трое сидели, погрузившись в глубокие медитации.

Ученики небольшой приграничной школы “Красного Мула”, они направлялись на границу с Дарнасом, чтобы попробовать свои умения и навыки в настоящих битвах.

Только так, по мнению их мастеров и наставников, адепт мог стать настоящим воином и получить шанс взобраться дальше по пути развития.

Но только никто из преподавателей школы “Красного Мула” не предупреждал, что путь до границы будет таким скучным.

– Проклятье! – Один из юношей в сердцах ударил кулаком по подлокотнику. Благо он не вложил в удар ни грамма силы, иначе бы, находясь на начальной стадии Небесного солдата, он легко бы разбил простую, не артефактную карету. – Я сойду с ума в этой глуши! И почему от нашего города не ходит ни одно воздушное судно?!

Две девушки, составлявшие компанию юноше, очнулись от своих медитаций. Переглянувшись, они едва ли не синхронно закатили глаза.

– Дерек, – натянуто улыбнулась миловидная девушка с каштановыми волосами. Вся троица была не старше семнадцати весен. – Даже не знаю, как ответить тебе на этот вопрос. Наверное, потому, что наш барон с трудом содержит собственную шхуну, а целый городской флот – слишком дорого для нашего региона.

– И без тебя знаю, – буркнул Дерек, по совместительству являющийся сыном барона.

Погладив рукояти своих кинжалов, он посмотрел в окно. Леса и поля сливались в единую желто-зеленую полосу. Безоблачное небо и нещадно палящее солнце.

Дерек ненавидел западные границы Ласкана. Но еще больше он ненавидел дарнасцев. Так что как только появилась возможность поучаствовать в вылазках на территорию враждебной империи, Дерек немедленно согласился.

Скрипнув зубами, он сжал в руке медальон, оставшийся ему в наследство от матери. Матери, не дожившей до того момента, как ее сына примут в школу “Красного Мула”. Лучшую школу боевых искусств в их баронстве.

– Посмотрите! – внезапно воскликнула третья участница их группы. Высокая, стройная девушка с белыми, как облака, волосами.

Она указала в сторону тропинки, уходящей в лес. Сначала Дерек и девушка с каштановыми волосами не поняли, на что именно указывает им подруга, а затем похватались за оружие и выскочили из кареты.

Стоило только двери открыться, как шестерка гнедых тут же замерла. Карета остановилась, и вокруг нее вспыхнули щиты. Волшебные иероглифы и руны закрутились над крышей. Излучаемый ими свет уплотнялся и коконом окутывал вставших вокруг кареты адептов.

Девушки держали в руках ветвистые кнуты. По ним текла алая, как кровь, энергия. Дерек же, вооруженный кинжалами, в зубах зажал длинную иглу. Артефакт, подаренный ему отцом. Он мог единожды породить атаку, равную силе пикового Рыцаря духа.

– Ох, демоны и боги! – выдохнула девушка с белыми волосами. – Это древний зверь!

– Откуда так близко к границе с Дарнасом такой монстр… – прошептал Дерек.

Девушки скосились на товарища, но промолчали. Видимо, баронский сын обладал какой-то невероятной страстью к риторическим вопросам.

– Почему он не нападет?

Как несложно догадаться, вопрос опять прозвучал из уст Дерека.

Тигр, излучавший ауру древнего зверя, действительно стоял на краю леса и смотрел на трех людей. При этом не рычал, не бил хвостом и никаким образом не демонстрировал свои враждебные намерения.

– Боги, посмотрите, что у него на спине!

Будто услышав вскрик одной из девушек, тигр опустился на землю и повернулся к людям боком.

– Это что, человек?!

Глава 535

Первым, кто пришел в себя после неожиданного шока, был Дерек. Так и не убирая оружия, но стараясь всем своим видом выказывать уважение и дружелюбие, он подошел к тигру.

Вблизи этот монстр выглядел еще более угрожающе. И стоило только Дереку протянуть руку в сторону лежащего на спине монстра человека, как зверь низко зарычал.

– Клянусь праотцами, – прошептал Дерек, по спине которого замаршировали мурашки, – я не собираюсь причинять ему вреда. Я хочу только помочь.

Тигр, разумеется, просто так не поверил. Он продолжил низко рычать, скаля острые клыки и позволяя молниям буквально стекать по его белоснежной, с черными полосками шерсти. Но тем не менее хвост он размотал и бережно спустил раненого на землю.

– Алея, Ирма, помогите мне! – крикнул Дерек за спину. – Несите медикаменты!

Девушки вновь переглянулись. Та, что с белыми волосами, по имени Ирма, бросилась к прикрепленному к задней стенке кареты багажнику.

Достав оттуда несколько тряпичных свертков, она помчалась в сторону тигра. Там к Дереку уже присоединилась Алея, одним движением собравшаяся густые каштановые волосы в тугой пучок.

– Сначала надо выправить ему ребра, иначе он задохнется, – начала отдавать команды Алея.

– Не зря ты, сестра, – улыбнулась Ирма, – брала уроки целительства.

Пропустив комплимент мимо ушей, Алея достала из-за голенища длинный загнутый нож для разделки убитых зверей. Тигр, увидев оружие, зарычал сильнее, а его зрачки начали постепенно сужаться и вытягиваться веретеном.

– Успокойся, достопочтенный зверь, – произнесла Алея, лихо разрезая обрывки одежды на груди раненого. – Я собираюсь спасти ему жизнь, а не отнимать ее.

Кажется, тигр опять немного успокоился. Во всяком случае, он не стал мгновенно лишать троицу жизней. А ни у кого из учеников школы “Красного Мула” не возникало сомнений, что при желании зверь бы лишил их жизней быстрее, чем они вспомнили имена праотцев.

– Ох, все демоны и боги! – воскликнул Дерек в момент, когда на землю, окончательно обнажая торс раненого, упали обрывки одежды. – Да у него шрамов больше, чем у наставника Шума. А тот целый век отслужил на границе!

– Не говоря уже о татуировках, – завороженно прошептала Ирма. Она потянулась было к таинственным письменам, но вовремя отдернула руку. Слишком уж угрожающе в этот момент зарычал тигр. – Вот эта явно Именная, – указала она на предплечье и плечо. – А вот что означает черная на груди, я не знаю.

Ни у кого из троицы не возникло даже тени мысли о том, что это могло быть простое “украшение”. Физика тела адептов такова, что ни одни чернила, загнанные под кожу, не держались там дольше суток. Любая татуировка, не несущая в себе толики энергии, попросту исчезала.

Нет, существовали любители начертить на себе бессмысленный энергетический узор, но таких были единицы. Каждая татуировка, имеющая в себе заряд силы, напрямую влияла на энергетическое тело адепта. И просто так их никто не наносил.

– Чем попусту трепаться, лучше помогите! – прошипела Алея. – Дерек, вскипяти воду. Ирма, мне нужны пилюли “Крепкого духа” и “Бескрайнего неба”!

Друзья кивнули и бросились выполнять поручения. Почему они так рьяно хотели спасти незнакомого им умирающего? Просто потому, что им так велела честь.

Нет никакого достоинства в том, чтобы позволить умирающему достигнуть порога дома праотцев. Пока тот не в состоянии позаботиться о себе сам, адепты будут относиться к нему как к умирающему брату.

– Надеюсь, он не окажется дарнасским шпионом, – проворчал Дерек, кипятящий воду прямо в ладонях. – Не хотелось бы с ним потом сражаться из-за этого.

Тигр в этот момент насмешливо фыркнул и ударил хвостом о землю. Развалившись на ней, он спокойно лежал и следил за происходящим, высунув шершавый язык.

В этот момент он мало походил на грозного хищника. Скорее на домашнего котенка. Очень большого, мускулистого и невероятно сильного котенка.

– Дарнасский шпион без оружия и брони? – Алея смочила бинты в кипяченой воде, а затем откупорила несколько склянок с пахучими мазями. – Твоя паранойя, Дерек, порой начинает действовать на нервы.

Пропитав бинты, она начала бережно обматывать самые глубокие из ран. Стоило только бинтам коснуться кожи, как раненый сначала застонал только сильнее (чем вызывал очередной приступ недовольства у тигра), но затем начал постепенно успокаиваться.

– Вот! – Ирма достала из свертков две пилюли.

– Спасибо.

Алея выхватила алхимические субстанции из рук сестры. Положив их в ступу, она оглянулась и, сорвав несколько трав, а затем отрезав ножом прядь волос незнакомца, плеснула в ступу немного воды.

Пропустив через ладонь энергию, она превратила ингредиенты в однородную массу коричневатого оттенка. Бережно приподняв голову мужчины, она зажала ему нос и влила содержимое в рот.

Через секунду раненый инстинктивно сделал глотательное движение. Дернувшись, он застыл. Дыхание его постепенно выравнивалось, а вмятина на груди на глазах начала исчезать. Кости со скрипом вставали на место, а свист, доносящийся изо рта, постепенно сменился ровным дыханием.

– Кризис миновал. – Алея вытерла со лба выступивший пот. – Но чтобы стабилизировать его состояние, нужны специальные лекарства.

– Ты так объясняешь, будто он тебя пон…

Низкий рык прервал Дерека. Тигр, грозно зыркнув в сторону юноши, повернулся обратно к Алее.

– Ну или все же понимает, – прошептал резко побледневший Дерек.

– Нам нужно отвезти его в форт Болтой, – продолжила Алея. – Иначе, боюсь, он скончается из-за травм энергетического тела. Я могу поддерживать его меридианы и узлы в течение какого-то времени, но недолго.

Троица уставилась на тигра. Тот некоторое время просто лежал на земле. Затем, поднявшись, гулко рыкнул и одним прыжком преодолел десяток метров, отделявший их от кареты.

Лошади сначала было встали на дыбы и заржали, испугавшись присутствия столь могущественного хищника. Но тигр рыкнул еще раз, и копытные тут же замерли. Казалось, что теперь они попросту были скованы диким ужасом и решили, что единственным путем к спасению жизней будет полное подчинение тигру.

– Интересно, а чем мы принципиально от них отличаемся? – проворчал Дерек.

На его риторический вопрос опять не последовало ответа. Соорудив носилки из собственных плащей и найденных неподалеку палок, друзья водрузили на них мирно спящего мужчину.

– И откуда в нем столько веса! – удивился Дерек, чем вызывал у девушек очередной приступ закатывания глаз.

Хотя стоило признать: пусть и обладая весьма внушительным ростом, мужчина не имел таких крупных мышц, как у тех, что орудовали тяжелыми клинками или боевыми молотами и топорами.

Он выглядел подтянутым, стройным, но худощавым. Почти так же, как большинство мечников. Вот только сколько бы адепты ни искали, ни меча, ни брони, ни каких-либо опознавательных знаков при раненом не имелось. Только кольцо на пальце и лохмотья, заменявшие ему одежду.

Пройдя мимо тигра, они положили мужчину на широкий диван внутри кареты. Укрыв человека пледом и подложив под голову свернутый плащ, Алея уже собиралась закрыть дверь.

– Проклятье! – хором выкрикнула троица.

Они смотрели на то, как, оттолкнувшись задними лапами, тигры взвился в стремительном прыжке. Ирма от испуга даже глаза закрыла. Когда же она их открыла, то оказалась вовсе не пороге дома праотцев.

Она все так же сидела на противоположном от раненого кресле. Никто из них не погиб, будучи растерзанным древним зверем.

Да и самого зверя нигде не было.

Вместо него, свернувшись клубком, на груди незнакомца мирно посапывал белый котенок.

– Ох, боги, – устало вздохнул Дерек.

Глава 536

Вот уже второй день, как Дерек, Алея и Ирма, ученики школы “Красного Мула”, путешествовали в компании раненого незнакомца. Пассажиром он оказался неприхотливым и весьма приятным.

Не задавал постоянные риторические вопросы, как это делал Дерек. Не восхищался однообразными видами, как беловолосая Ирма, и не занудничал по примеру Алеи.

Лежал, спал, порой сопел. Лишь изредка он начинал постанывать от боли, и тогда Алея, отвлекшись от спора с Дереком и сестрой, возвращалась к лечению.

Хотя лечением это сложно было назвать. Она просто поддерживала в нем огонь жизни. Не давала разорванным меридианам окончательно утратить энергию и атрофироваться. Позволь она подобное – и адепт отправился бы к праотцам еще до наступления ночи.

– Значит, говоришь, – протянул Дерек, в очередной раз с любопытством разглядывающий раненого, – он упал с высоты?

– С высоты ты, по-видимому, в детстве упал, Дерек, – огрызнулась Алея. – А наш попутчик приземлился с нескольких километров, а потом, судя по всему, прокатился по скалистому склону.

– А других вариантов нет? Небесный солдат не пережил бы подобного, даже будь у него техника укрепления плоти уровня Земли.

– Есть, – кивнула Алея. – Кто-то бросил его в жернова исполинской мельницы и крутил, пытаясь приготовить из него хлеб. Как ты можешь заметить – попытка успехом не увенчалась.

– Я тебя серьезно спрашиваю! – В голосе Дерека зазвучали угрожающие нотки.

– А я серьезно не понимаю, какое тебе дело до того, почему этот человек оказался в таком положении!

Ирма в это время игралась с котенком. Она, казалось, забыла, что лишь недавно у нее коленки тряслись от страха при виде огромного Древнего тигра. Сейчас он пускала солнечные зайчики и наблюдала за тем, как котенок бегал за ними в попытке поймать.

– Он может быть дарнасским шпионом.

– Ну разумеется. – Алея убрала ладонь от груди раненого. Тот опять задышал ровнее. – Ведь все шпионы Дарнаса, которых ты так много повстречал в своей жизни, имеют в спутниках Древнего тигра, носят какие-то обноски и перемещаются полностью без оружия и брони.

Дерек стиснул зубы, но проглотил явное оскорбление. Может, Алея и Ирма и были из простолюдинов, в то время как он являлся баронским сыном, но разница в социальном положении гасилась тем, что все они являлись учениками внутреннего круга.

А значит, после выпуска из школы и Алея, и Ирма получат те же дворянские титулы, что сейчас имелись у его отца. В общем и целом, они были абсолютно равны в своем положении.

Да и по силе сестры ничем не уступали Дереку.

– Кольцо на его пальце, – едва ли не прорычал юноша.

Алея скосила взгляд в сторону простенького кольца-печатки на указательном пальце правой руки раненого.

– Семейная реликвия, – пожала она плечами.

– Понятия не имею, почему ты так стремишься оправдать этого бедолагу, – в глазах Дерека сверкнул недобрый огонь, – но это пространственный артефакт.

– Откуда ты знаешь?

– Отец в моем детстве ездил на прием к нашему герцогу. Там один из виконтов хвастался покупкой подобного кольца. Я запомнил энергетическую составляющую артефакта. У этого – такая же, только…

Теперь Алея выглядела заинтересованной. В их герцогстве, не самом богатом, но и не бедном, только сам герцог и его дети – виконты, могли себе позволить простенькие пространственные артефакты.

Сложно было себе представить, сколько могло стоить такое кольцо. За него как минимум можно было купить все баронство вместе со школой “Красного Мула”.

– Признаю, – кивнула Алея, – это странно. Но подумай сам – ни один из шпионов не станет разъезжать на Древнем тигре. К тому же ты хоть раз видел, чтобы такого монстра мог подчинить кто-то из Небесных солдат?

Дерек слышал о том, что старшие наследники великих кланов столицы Ласкана, как и их едва ли не венценосные родители, имеют целые зверинцы из подобных белому тигру животных. Но это там, где-то далеко, в самом центре их необъятной империи.

А здесь, на отшибе… Да и все равно только лишь Повелитель может рассчитывать на то, чтобы его слушался Древний зверь.

Сам Дерек никогда в жизни Повелителей не видел. Глава их школы, сильнейший человек баронства, и тот находился на уровне пикового Рыцаря духа.

– Может…

Юноша не успел договорить. Его перебил выкрик Ирмы.

– Смотрите! Болтой!

Среди укрытых золотистой травой и полями скалистых холмов, в устье давно высохшей реки, на возвышенности расположился древний форт. Возможно, когда-то в давние времена его окружали глубокие воды, через которые и был перекинут массивный мост, но теперь он выглядел лишь данью памяти прошлому.

В высокой стене форта давно уже сделали вторые ворота, к которым вела извилистая тропа. Она петляла среди огромных валунов и острых скал.

По ней сейчас не спеша ехал военный отряд. Все в доспехах, со штандартами, на лошадях и с повозками. В каких-то лежали останки провианта, в других – останки тел умерших собратьев по оружию.

Но больше всего внимания Дерека привлекла повозка, стенами которой служили массивные решетки. Выгравированные на них письмена и руны светились мерным светом. Внутри же клети, абсолютно отрешенно от мира, сидело около двух десятков человек.

Некоторые выглядели простыми пастухами или фермерами, но были и такие, что носили медальоны армии Дарнаса.

Военнопленные.

– Наконец-то, – выдохнул Дерек.

Девушки переглянулись. Они прекрасно знали причину, по которой их друг так ненавидел Дарнас, но сами его рвения не поддерживали.

Да, случись война, запах которой уже буквально пропитал атмосферу, они обязательно встанут в ряды армии Ласкана. Но не затем, чтобы бездумно резать и жечь вражеские земли, а чтобы в битве с достойными противниками стать сильнее.

Увы, Дерек придерживался иного мнения. Для него любой, кто относился к гербу враждебной империи, был едва ли не кровным врагом.

Вскоре колонна военных скрылась за воротами форта.

Сами друзья подъехали к ним лишь спустя полчаса. Вблизи серокаменное, массивное укрепление с крышами, укрытыми синей черепицей, выглядело еще более монументальным и неприступным.

Тысячи лет оно стояло на самом острие двух границ, и тысячи лет Дарнас не мог его завоевать.

Впрочем, точно так же, как ласканские экспансии каждый раз разбивались о стены дарнасского Даригона. Форта, который являлся воротами во всю империю.

– Кто такие? – нагловато спросил стражник врат. Впрочем, аура Небесного солдата средней стадии позволяла ему смотреть свысока на многих.

На многих, но не на учеников школы “Красного Мула”.

Дерек молча продемонстрировал медальон школы. Лицо стражника, не прикрытое шлемом, тут же выдало все его эмоции. Смятение и страх превалировали над остальными.

Пожалуй, даже страх.

– Прошу простить мне мою дерзость, достопочтенные ученики внутреннего круга, – поклонился солдат. – Если я могу чем-то загл…

– Открой ворота! – перебила Алея. – С нами раненый! Ему нужна немедленная помощь.

Стражник шумно сглотнул. Боги и демоны! Если по его вине умрет один из учеников внутреннего круга “Красного Мула”, то, он был уверен, следующая вылазка на территорию Дарнаса не обойдется без его участия. А там и до дома праотцев рукой подать.

– Открыть ворота! – скомандовал стражник.

Когда заскрипел тяжелый ворот, поднимающий гигантскую цепь, раненый застонал.

– Смотрите, – Ирма, поглаживающая котенка, указала на мужчину, – он приходит в себя.

Глава 537

Открыв глаза, Хаджар ожидал увидеть все что угодно. Начиная от клети нанятых для его поимки пиратов и заканчивая порогом дома праотцев.

Но, видят высокие небеса, меньше всего он планировал наслаждаться видом знаменитых бескрайних приграничных ласканских степей.

Причем наслаждаться ими не откуда-нибудь, а лежа на комфортном каретном диване. При этом сам транспорт весьма резво колесил по вымощенной камнями фортовой дороге.

Как Хаджар определил, что это был форт? Ну, учитывая его военное прошлое и количество подобных укреплений, в которых он жил и которые брал штурмом, форт Хаджар узнал бы, даже будучи лишенным глаз, ушей, носа и всех прочих чувств.

Но куда больше всего вышеперечисленного его смущало то, что над главной башней реял совсем не дарнасский флаг.

Вечерние Звезды! Он оказался не в Даригоне, а в ласканском форте. Напрягшись, Хаджар вспомнил приграничье империй. Кажется, ближайшим к месту его предполагаемого падения был форт Болтой. Начальником в нем стоял слабенький Повелитель начальной стадии.

Но, как бы слаб он ни был, с Рыцарем Хаджар бы еще потягался, однако тому, кто объединил в себе два вида энергии, слив их в одну, он ничего противопоставить не сможет.

– Успокойся, все в порядке, – приговаривала девушка, сидящая на краю диванчика. Она поправляла каштановые волосы, а на невыразительной груди поблескивал медальон ученика внутреннего круга. Правда, герб школы Хаджар узнать не смог. – Мы в Болтое. Все в порядке. Ты среди своих.

– С чего ты взяла, что он свой, Алея?! – вспыхнул юноша, сидевший напротив.

– Замолчи, Дерек, – зашипела на него девушка-соседка с белыми волосами.

– И ты туда же, Ирма, – закатил глаза парнишка и, насупившись, отвернулся к окну.

Все трое являлись ученика внутреннего круга школы боевых искусств, но, вот что удивительно, все они были Небесными солдатами начальной стадии. Причем плотность их аур говорила о том, что особой силой они не обладали.

Скорее всего, такие бы даже вступительный экзамен в школу Святого Неба не прошли, не то что смогли бы носить серебряный медальон ученика внешнего круга.

– Как… я… – Эти два слова дались Хаджару нелегко.

Горло засаднило. По легким будто игольчатым ершиком провели.

– Не разговаривай. – Девушка, которую звали Алеей, приложила ладонь к его груди. Дышать сразу стало легче. – Тебя привез вот он.

И она ткнула пальцем в мирно дрыхнущую на подлокотнике Азрею. Хаджар перевел взгляд с тигренка на адептку с каштановыми волосами и обратно.

Ну, вряд ли бы та стала врать, но что-то он сомневался, что миниатюрная Азрея могла поднять хотя бы ножны от его прошлого меча.

– Свою историю ты нам расскажешь потом, – с нажимом продолжила девушка, чем вызвала одобрительный кивок юноши по имени Дерек. – Я вылечила твое физическое тело, однако с энергетическим дела обстоят намного хуже. Я пока удерживаю твои каналы от распада, но надолго меня не хватит.

По спине Хаджара пробежал холодок. Для адепта любые, порой самые жуткие повреждения физической оболочки обычно означали лишь несколько шрамов.

Но с энергетическим телом ситуация совсем иная. Даже незначительная рана, нанесенная узлам (вратам) и каналам (меридианам), могла закончиться если не откатом на пути развития, то длительным и тяжелым восстановлением.

Решив, что лучше знать горькую правду, чем тешить себя пустыми иллюзиями, Хаджар нырнул в Реку Мира.

Отделив часть сознания от тела, он “повернулся” к себе, лежащему на диване. Здесь, в мире энергий, три адепта неизвестной школы выглядели маленькими, неясными точками. Их, разумеется, можно было “приблизить” и подробно рассмотреть каналы и узлы, но…

Как говорили на Земле – когда ты всматриваешься в бездну, бездна всматривается в тебя. Даже такие слабые, как эта троица, смогли бы распознать момент, когда их настолько скрупулезно изучают.

Вряд ли бы ласканцам подобное понравилось.

Так что, отмахнувшись от секундного искушения, Хаджар обратился к собственному энергетическому телу. И то, что он увидел, не внушало особого оптимизма.

Падение с такой высоты плюс стремительный спуск по скалам не прошли для него дарам. Некогда единый, запутанный узор, хитросплетения широких каналов, соединяющих узлы, оплетенные меридианами мелких энергетических нитей, теперь больше напоминали ошметки порванного гобелена.

Если бы не усилия этой маленькой Алеи, то он уже несколько дней назад отдал бы душу праотцам.

Вернув сознание обратно в реальность, Хаджар еще раз посмотрел на троицу. Разумеется, они были его врагами. Более того – ласканцы как минимум дважды пытались его убить.

Один раз – напрямую, руками Ордена Ворона, убийц, поклоняющихся Врагу – Черному Генералу. Что самое обидное, из-за этих разбойников Хаджар так и не смог насладиться кухней легендарного “Небесного Пруда”.

И теперь уже никогда не сможет – поваров, создавших славу ресторану, не пощадили в битве адептов.

Второй же раз… Ну, тогда из-за подкупа ласканцами племен кочевников едва не была стерта с лица земли его родина – миниатюрное королевство Лидус.

Так что Хаджар имел все моральные права считать военных и адептов ласканцев (мирные жители соседней империи были ему безразличны) своими противниками.

Не врагами с большой буквы, а противниками. Военными противниками. Тех, с которыми ты достойно сражаешься до тех пор, пока не определится победитель.

Но если бы не эти трое…

Нет, Хаджар был человеком чести.

С трудом, но он приподнял кулак и коснулся им области сердца.

– Клянусь…

– Да замолчи ты уже, пока к праотцам не отправился! – воскликнула Алея, усиливая поток энергии, которым они фиксировала порванные каналы.

Хаджар же, терпя невыносимую боль, чувствуя, как по уголкам губ стекает кровь, продолжил:

– …что… верну… долг.

На последнем слове силы покинули его. Рука обвисла безвольной плетью, а сознание вновь унеслось куда-то в далекие степи страны снов.

* * *

– Идиот! – выкрикнула Алея, но было уже поздно.

Раненый, который имени даже своего не назвал, снова отключился.

Подгоняя лошадей, девушка ударила по стенке кареты. Гнедые заржали и погнали карету быстрее. Из-за его бездумной выходки если в ближайшее время им не помогут военные лекари Болтоя, то в лучшем случае незнакомец останется калекой.

– Доволен, Дерек?! – Разъяренная девушка едва было не развернула кнут. Единственное, что ее останавливало – тот факт, что убери она руку от груди раненого, и тот немедленно отправился бы на тот свет.

– А я-то тут при чем? – возмутился юноша.

– Да при том, что если бы не твое высказывание, то он не стал бы приносить клятвы!

– Ну, начнем с того, что клятву он принес не на крови. Это были пустые слова и…

– Где ты видел, – не выдержала обычно спокойная Ирма, – чтобы шпионы Дарнаса или кто-то еще приносили клятвы своим врагам, пусть даже на словах?

В этот момент обе девушки прекрасно понимали, что раненый мог оказаться банально не чужд понятиям чести, но Дерек бы никогда в это не поверил.

Для него слово “дарнасец” с самого рождения было равносильно немытому и неотесанному зверю.

Спор друзей прервался в момент, когда лошади резко затормозили у ворот небольшого серокаменного здания. Впрочем, здесь все здания были именно такого цвета.

Единственное отличие этого от прочих – золотой герб, висящий над крыльцом. На нем был изображен пучок трав на фоне древнего иероглифа, обозначающего “жизнь”.

– Успели, – выдохнула Алея.

Глава 538

На крыльцо тут же высыпало несколько лекарей и один целитель. Отличались они друг от друга тем, что лекари не являлись сильными адептами. Большинство из них и вовсе находилось на стадии трансформации новой души. В то время как целитель оказался ни много ни мало, а Рыцарем духа.

Старик, одетый в весьма дорогие, особенно для военного, алые одежды. Длинные седые волосы, спускающиеся едва ли не до щиколоток, были стянуты в тугую косу, продетую через многочисленные узкие металлические кольца.

– Достопочтенные ученики. – Целитель обозначил поклон легким кивком головы. В иерархии адептов, несмотря на разницу в социальном положении, он занимал более высокое положение. – Стражи врат передали, что с вами раненый, требующей немедленной помощи.

– И основное слово в этом предложении – немедленной!

Такое наглое и даже яростное замечание, что неожиданно, принадлежало Дереку. Впрочем, к целителям он питал чуть меньшую неприязнь, чем к дарнасцам.

– Разумеется, – криво улыбнулся старик, – вносите. Я сделаю все, что в моих силах.

– К вечеру он должен стоять на ногах, – прорычал Дерек. – Это тебе говорю я – Дерек Ле Брия, сын барона Брии – владыки этих земель.

Глаза старика сверкнули недобрым пламенем. На этот раз он больше не кивал, а действительно низко поклонился. Не с руки ему было портить отношения с будущим хозяином этих земель, по совместительству – подающим надежды учеником школы “Красного Мула”.

Целители, молодые девушки и юноши, подхватили носилки и перенесли их в лекарский корпус. Троица друзей неотрывно шла следом за ними.

Попав с полуденного жара в прохладу каменных стен, они облегченно вздохнули. Но счастье длилось недолго. Уже вскоре они, на “радость” старику-целителю, начали кашлять и морщиться.

В ноздри ударил резкий запах засохшей крови, медикаментов, чужой боли и отчаяния.

– Последняя неделя была напряженной, – именно с этими словами целитель распахнул двери лекарского покоя.

Троица замерла. Наставники школы говорили им перед отправкой, что ситуация на границе нынче неспокойна. Настолько неспокойна, что такого напряжения две империи не знали с незапамятных времен.

В огромном зале, потолки которого терялись на десятиметровой высоте, тела лежали везде. Огромные многоэтажные койки были заполнены до самого верха.

Одного взгляда на эти склады тел хватало, чтобы понять – война не за горами. Более того – в этом, отдельно взятом регионе она уже шла.

– Мама…

– Любимая, не уходи…

– Больно! Как же мне больно!

– Дайте выпить перед смертью…

– Кха…

– А-а-а-а…

Самые разные возгласы, предсмертные стоны и крики раненых, которых лекари оперировали прямо по живому, затопили помещение.

Причем чем выше на койках лежали раненые, тем больше была вероятность, что они уже либо успели отдать душу праотцам, либо готовились к этому.

При этом в зал из четырех разных входов, постоянно доносили все новых пострадавших.

– Два отряда вернулись из боя, – пояснил целитель. Взмахом руки он освободил ближайший стол от многочисленных пустых склянок и колбочек. – Кладите, – распорядился он, посмотрел на целые стеллажи из тел и добавил: – А еще столько же осталось лежать в землях Дарнаса.

Дерек, услышав старика, до белых костяшек сжал кулаки.

– Собаки, – прошипел он и отвернулся.

Ему сложно было смотреть на происходящее. Не потому, что был слаб волей или желудком, просто в памяти всплывали сцены далекого прошлого. Сцены, которые вновь заставляли его ощущать приступы бессильной ярости.

“Недолго осталось, – мысленно успокаивал он себя. – Совсем скоро они поплатятся за все… Слышишь, мама? Обязательно поплатятся!”

Уложив раненого, лекари бросились на помощь своим коллегам. Кто-то бинтовал, другие делали лекарства, третьи оперировали, но были и те, что скрепя сердце делали мазки краской по лбу новоприбывающих раненых.

И в зависимости от цвета занимающиеся врачеванием лекари понимали – стоит ли тратить силы на травмированного или проще дать ему обезболивающего и позволить мирно встретить праотцев.

Спасти всех было физически невозможно.

– Ну, посмотрим, что у нас здесь. – Старик закатал рукава. Мелодично прозвенели кольца на его волосах. – Физическую оболочку подлатали достойно.

Алея облегченно выдохнула. Она до самого конца не была уверена в том, что не навредит незнакомцу. Слишком сильны были полученные увечья. А на фоне энергетических травм их лечение оказалось сложным и трудоемким процессом.

Внезапно брови целителя взлетели, а во взгляде появилось любопытство.

– Это хорошо, что ты не взялась восстанавливать его каналы, – произнес он.

Каким образом старик догадался, что целительством занималась именно Алея, девушка так и не поняла.

– Мне показалось, что они какие-то… необычные.

– Необычные – это мягко сказано. – Со стороны могло показаться, что старик только трепался, но в это время в мире энергий творилось нечто невероятное.

Сама по себе Алея с трудом умела создавать две энергетические иглы. Ими она неловко, порой грубо, могла вмешиваться в работу самых простейших нитей, даже не каналов.

Старик Рыцарь духа, судя по ауре, не обладающий выдающимися боевыми способностями, создал таких ровно в десять раз больше.

И каждая из двадцати игл, казалось бы, жила своей собственной жизнью. Они выполняли какую-то сложную работу, похожую на одновременный танец нескольких пауков.

“Боги, – мысленно восхитилась Алея. – Каким же острым разумом надо обладать, чтобы контролировать столько игл!”

– А что в них такого необычного? – как бы невзначай поинтересовался Дерек, начисто проигнорировавший осуждающие взгляды подруг.

– Если одним словом – все, – пожал плечами старик. Единственным внешним проявлением его титанического труда служило несколько капель пота, стекающих по морщинистому лбу. – А если подробнее – то его каналы неестественно широки. Когда-то я слышал о подобном… В те времена я учился неподалеку от нашей столицы и ходили слухи, что у лучших целителей самые богатые из родов заказывают услуги по расширению каналов своих детей.

Троица переглянулась. Они тоже слышали нечто подобное. Ведь чем шире меридианы, тем больше энергии адепт мог зачерпнуть из своего ядра.

– Но на этом странности не заканчиваются, – продолжил старик. – Мало того, что его каналы шире обычных, так они еще и… длиннее. А вот о возможности подобных операций я даже слухов не слышал.

– Длиннее? – удивилась Алея.

Однажды на занятии по целительству она поинтересовалась у своего наставника на предмет возможности расширения каналов.

Он тогда ответил, что это необычайно сложная процедура, требующая не только невероятного мастерства и личной силы целителя, но и редчайших ингредиентов.

Разумеется, следующим вопросом, который задала Алея, стало – возможно ли каналы не расширить, а удлинить. И на этот раз ответ ее наставника была однозначен – нет.

Теперь же прямо перед ней лежало живое опровержение сказанных слов.

– Пространственный артефакт, странные меридианы и татуировки, Древний зверь в прислужниках, – шепотом перечислял Дерек. – Кого, ко всем демонам и богам, мы подобрали на дороге?

И действительно. Картина выстраивалась не самая оптимистичная. Этот человек мог оказаться кем угодно. Начиная от потомка спрятавшегося от мира боевых искусств сильнейшего клана, заканчивая наследником какого-нибудь столичного дома.

Причем ни первый, ни второй, ни промежуточные между ними варианты особой радости не предвещали.

– Радуйся, что этот незнакомец принес клятву, – прошептала в ответ Алея. – Что-то мне подсказывает, что будь он в своей лучшей форме, то мы втроем были бы ему не противники.

– Втроем? – фыркнула Ирма. – Посмотрите правде в глаза – только лучший из личных учеников нашей школы смог бы навязать ему бой…

– Но не выжить в нем, – закончил за подругу Дерек.

Лучший копейщик их школы, личный ученик самого ректора, Рыцарь духа начальной стадии – вряд ли бы он смог на равных сражаться с этим монстром.

– Если вы намерены и дальше переговариваться, то лучше покиньте помещение, – процедил старик, по лбу которого пот уже катился градом.

Одна из девушек-лекарей, стоявших рядом, щипцами взяла кусочек ваты и вытерла лоб старику. Тот полностью сосредоточился на восстановительном процессе.

Спустя полчаса, когда операция была еще в самом начале, заскучавшие Ирма и Дерек ушли. С раненым остались лишь его странный тигр (нынче представший в образе спящего котенка) и Алея, которая не могла упустить возможности понаблюдать за работой опытного целителя.

Глава 539

Открыв глаза, Хаджар первым делом подумал, что вернулся в прошлое. Причем в прошлое времен нашествия зверей на оккупированный Лунной армией один из павильонов секты Черных Врат.

Он обнаружил себя на прохудившемся матрасе, положенном поверх жесткой койки, а вокруг штабелями на нарах лежали сотни раненых.

Кто-то стонал, другие звали родителей или возлюбленных, редкие счастливчики просто спали беспокойным сном. Им явно снились кошмары о недавнем бое. Хаджар их прекрасно понимал – после первой сечи он примерно неделю не мог нормально спать.

Хотя чего уж там, после битвы с Санкешем его дважды посещал кошмар, в котором Солнцеликий таки умудрился заполучить эликсир богов.

Но труднее всего в лекарском крыле было находиться вовсе не из-за стонов или запахов крови и медикаментов, а из-за мертвых. Те лежали почти под самым потолком, и убирали их только поутру.

Провести ночь рядом с мертвецами, которые еще недавно стояли с тобой плечом к плечу и бились с врагом – ощущения жуткие. Даже не просто жуткие, а убивающе страшные.

Именно поэтому большинство солдат так не любили лазареты.

Хаджар не был исключением.

Правда, на этот раз, прежде чем попытаться покинуть помещение, он все же решил проверить свое состояние.

Вновь отделив часть разума, Хаджар погрузился в Реку Мира. Открывшееся ему зрелище энергетического мира не особо радовало, но все же было лучше, чем в его последнее пробуждение.

Каналы и узлы больше не выглядели беспорядочным месивом, однако и былой стройности в них не наблюдалось. Их соединили грубыми стяжками, где-то и вовсе поставили заплатки из чужеродной силы. Местами несколько нитей стянули в одну и прикрепили их в качестве опоры к основному каналу.

Метод грубый и весьма… полевой. Словно бы целитель, им занимавшийся, умел только одно – на скорую руку подлатать солдата, чтобы тот отправился в бой.

Никакой заботы о дальнейшей судьбе адепта.

“Зажрался”, – мысленно констатирова…