Порочные

cover

Анна Рэй

Порочные

© Рэй Анна

© ИДДК

Пролог

Женька

– Давай же! Энергичнее! Быстрее! – выкрикивала Женя, извиваясь под мускулистым телом соседа.

Парень активно работал бедрами и старательно терзал ее грудь. И уже в четвертый раз менял позу.

– Жень, я на грани, – признался он.

Женька и сама видела, что Влад едва себя сдерживает. Страстный и упорный. Они посмотрели видео и пробовали повторить игры экранных героев, но получалось не то. Вместо того чтобы грубо прижать ее к стене, Влад нежно целовал грудь, считая, что ей нужна долгая прелюдия. А Женька чувствовала, как желание испаряется. Что с ней не так? Она всегда любила заниматься сексом, да и муж первое время радовал, а потом она узнала его грязный секрет. Девчонки считали, что все дело в этом. Но к мозгоправам она не пойдет. Просто Женька всегда хотела фейерверка в сексе, мечтала об опытном и властном партнере. Именно о властном, а не о жестоком: ее никогда не привлекала грубость. Лишь страсть и что-то еще. И вот это «что-то» никак не удавалось уловить. Эксперименты возбуждали лишь на время, но все было не то и не так.

– Жень, я сейчас взорвусь, – простонал Влад.

– Нет-нет! Потерпи, – прохрипела Женя.

Влад был послушным мальчиком: он держал ее за щиколотки, мерно двигался и позы не изменил. Лишь откинул голову назад и прикусил губу. Женька коснулась пальцами клитора и почувствовала, как долгожданный оргазм накрывает волнами. По телу прошла судорога, раскручивая внизу живота узел наслаждения.

– Давай, Владик. Ты заслужил, – простонала Женька.

Любовник вскрикнул, а через секунду обессиленно рухнул рядом. А Женя прикрыла глаза, приходя в себя. Казалось бы, Влад младше ее на восемь лет. Она ожидала получить неутомимого жеребца, но все повторялось, как и с предыдущим любовником. После секс-марафона парень был доволен, она же чувствовала себя уставшей и разбитой. И Женька понимала, что дело не в партнере. Просто ей нужно нечто другое. На днях она пробежала по страничкам Интернета и нашла один любопытный клуб, в котором практиковали ролевые игры. Наверняка это лишь разовый опыт, который, возможно, разнообразит ее жизнь. Да и с Владом они уже кое-что попробовали. Но то ли любовник был слишком мягким и нежным, то ли Женька слишком требовательна: ее ожидания не оправдались. Хотелось, чтобы мужчина подчинял, но в любой момент она могла бы поменять правила игры.

– Ты получила удовольствие? – спросил Влад.

Женька погладила светлый ежик волос – хороший ласковый мальчик. Но не тот, кто ей нужен.

– Да, милый, все чудесно. Ты сегодня зажег. – Она чмокнула любовника в макушку и вздохнула.

Влад не был дураком, он поднял голову, голубые глаза смотрели серьезно:

– Жень, может, тебе к психологу какому сходить?

– Я думала об этом. Искала на днях, кому бы из них отдаться.

– Нашла? – усмехнулся парень и приласкал губами соблазнительную грудь.

– Ага-а-а. – Женя выгнулась.

– И кому? – с обидой в голосе проговорил Влад, прервав увлекательное занятие.

– Преподавателям, Владушка, отдамся. В академию пойду, – ответила Женя и подмигнула.

– Что за академия?

– Порока. Там больших девочек учат осуществлять свои желания. – Жека ласково провела ладонью по щеке Влада.

– Порочные?

– Очень на это надеюсь, – хмыкнула Женька.

Бросив взгляд на красивое лицо Владика, она решила, что пора расстаться. Ни к чему портить парню жизнь: он еще найдет хорошую девочку, влюбится. А Женя и дальше продолжит эксперименты, меняя мужчин, изучая позы и стараясь не думать о том, что тело иногда откликается на изощренные ласки, а вот сердце давно молчит.

Ника

В то время, когда Женя набирала номер тренинг-центра «Академия порока», чтобы записать себя и подруг на секс-курсы, ее лучшая подруга Ника ждала из командировки мужа. Точнее, любовника. Вернее, многолетнего возлюбленного и отца ее близнецов. Она отправила детей к подруге, а сама примеряла тонкий розовый пеньюар поверх нового кружевного комплекта – бюста пуш-ап и стрингов. Ника катастрофически ненавидела этот вид нижнего белья, но Павлу Николаевичу нравилось. Он любил мять и оглаживать ее грудь и ягодицы, правда, после любовных утех всегда замечал, что любовнице неплохо бы скинуть пяток килограммов. Вероника не была толстой, скорее фигуристой – после рождения детей немного поправилась. С ее средним ростом бедра казались шире, грудь – пышнее, да и небольшой животик никуда не спрячешь. Конечно, она уже не та хрупкая студентка, которая робела перед строгим Павлом Николаевичем на экзаменах. Да и Паша уже не тот мужчина, ради которого Ника так и не вышла замуж и родила детей в надежде, что тот наконец-то примет судьбоносное решение. Но пока все оставалось по-прежнему. Дома Павла Николаевича ждала супруга с уже повзрослевшим сыном, раз в месяц он официально навещал близнецов Степу и Никитку, а в те редкие выходные, когда дети были у родственников или у подруг, забегал к любовнице на быстрый секс. Но в последние два месяца встречи стали редки – у Павла начались длительные командировки.

Ника постаралась натянуть на бедра короткий халатик. В этот момент она услышала, как в замке повернулся ключ, а через секунду на пороге возник Павел Николаевич собственной персоной. Он строго оглядел Нику, задержал взгляд на груди и, опустив чемодан на пол, сделал шаг навстречу.

– Лапушка ты моя! – простонал мужчина, обхватив ее бедра ладонями. – Ждала меня, готовилась. Показывай, что там у тебя.

Ника засмущалась, а Павел уже скинул плащ с шарфом, торопливо сбросил ботинки, а затем вновь обхватил Нику за бедра, одаривая губы влажным поцелуем. Не дойдя до комнаты, подтолкнул любовницу к комоду, приподнимая и усаживая.

– Боюсь, Нинок, до спальни не дотяну, давай здесь, – прошептал Павел Николаевич, рванув тонкую полоску трусиков.

Мужчина распахнул халатик и высвободил грудь из тесного кружевного бюстгальтера. Наклонился, прикусывая нежную вершину, и торопливо расстегнул ремень брюк.

– Давай, зайка, потрудись, – дал указания Павел.

Вероника послушно высвободила восставшую плоть, пройдясь пальцами по всей длине. А сама подумала, что он даже не успел рассмотреть ни ее новое белье, ни халатик, а трусики и вовсе порвал. В то время как Паша продолжал теребить ее грудь, Ника припоминала, в котором часу договорилась забрать детей. Когда мужчина рывком вошел в чуть увлажнившееся лоно и интенсивно заработал бедрами, Ника поняла, что сегодня все закончится быстро. Может, сходить с мальчишками в игровой центр? Пятилетние близнецы росли без отца, и Вероника старалась за двоих. Хорошо, что она вела бухгалтерию клиентов удаленно и могла пораньше забирать малышей из садика, водила их на кружки, а еще оставалось время на готовку и уборку. Времени хватало на все, кроме себя. В тот момент, когда Ника вспомнила, что завтра договорилась встретиться с подругами, Паша сделал контрольный рывок.

– Ох, Нинка, хорошо-то как!.. – захрипел любовник, не заботясь о защите.

А Вероника обрадовалась, что вновь начала принимать противозачаточные. И заметила, что Павел опять стал называть ее Нинкой, хотя прекрасно знал, что ей это не нравится. А ведь когда-то Павел Николаевич был внимательным и чутким. Порой настойчивым: он буквально преследовал юную студентку, дарил своей Вероничке дорогие духи, поджидал с цветами в парке возле университета и даже стихи посвящал. Наверное, когда-то он ее все же любил. В память о былой любви Вероника протяжно простонала, изобразив бурный оргазм.

– Страстная ты у меня, Нинка, заводишься с пол-оборота. – Павел довольно хмыкнул и смачно поцеловал Веронику в губы.

Он отстранился, заправляя мужское хозяйство в трусы. Вероника тут же спрыгнула с комода и запахнула халатик.

– Пообедаешь? – спросила она.

– К жене поеду, она щи приготовила.

Любовник накинул плащ, надел ботинки. Подхватив чемодан, направился к двери. Затем что-то вспомнил, вернулся и прижал Нику к себе.

– Мне с тобой хорошо. Да, кстати, деньги на новые велосипеды детям пока не дам. Я должен путевки на Кипр оплатить, мы с моими летом полетим.

– Паш, а как же мы? Когда ты поедешь в отпуск с нами? И летом ты хотел уйти от жены, – с обидой в голосе напомнила Ника.

– Подожди ты! Дай моему старшему институт окончить! Да и наши гаврики немного подрастут. Через пять лет отец им нужнее будет, – уверенно произнес любовник и захлопнул за собой дверь.

А Вероника сползла по стене и разрыдалась от обиды. Эти «подожди» она слышала больше десяти лет. Столько продолжалась их с Пашей связь. То у него болела жена, то сын в школу пошел, теперь в институт. Она понимала, что это не закончится никогда. Она, как дура, будет верить сказкам и терпеть унылый секс. Как бы она себя ни убеждала, близость давно перестала приносить удовольствие. Да и «близость» – одно название: второпях, или на спине, или сидя на комоде. Павел Николаевич так любил. А что любит она, Павел не спрашивал. Да еще эти подозрительные командировки в последнее время. Неужели кого-то нашел?

Наплакавшись, Вероника решила позвонить Женьке. Та предлагала пойти на какие-то секс-курсы повышения квалификации. Ника тогда посмеялась над подругой – что можно в этом деле повысить? А сейчас поняла: есть что повышать. Она ведь так и не знает, где живет эта мифическая точка «джи». А Женька и вовсе говорит, что она там не одна притаилась. Вот хотя бы ради этих знаний можно сходить на тренинг. Правда, Жека не сказала, как называются курсы и кто лектор. Ничего, на месте разберется. А потом поразит Пашу своими навыками. С этой приятной мыслью Ника открыла холодильник и достала шоколадный торт, решив устроить себе сладкий разгул. Раз уж с секс-разгулом не вышло.

Мара

Какой цвет у предательства? Наверное, серый. Грязный серый цвет. Может, черный? Нет, так выглядит смерть. Или белый? В некоторых странах хоронят в белом. Вот и любовница бывшего мужа пришла на встречу в белом пушистом свитере. Юная прелестная Лиля. Решила устроить поминки по ее, Маринкиной, личной жизни. Потому что их с Вовиком брак умер.

– Мара, ты слышала, что я сказал? – Моложавый сорокалетний мужчина повысил голос.

– Да слышу я, слышу! Ты сказал, что я могу остаться в городской квартире вместе с сыном, – кивнула Марина в ответ и вновь перевела взгляд с бывшего мужа на его пассию.

Но если быть совсем честной, то муж еще не бывший, а действующий. Формально. Но фактически – бывший. Причем давно. Просто она не хотела себе в этом признаться. Быт налажен, работать не нужно, сын учится за границей, ты занята собой. Читаешь дни напролет книжки, живя в придуманном мире и теряя связь с реальностью. А самое обидное, что Вова неплохой мужчина. Не миллионер, конечно, но усердный предприниматель. И не подлец. Обычный среднестатистический мужик, который охладел к жене и закрутил на работе интрижку. Как и все мужья со стажем. И Марина тоже, как все жены со стажем, делала вид, что ничего особенного не происходит. Подумаешь, недельные командировки. Ей же лучше – готовить не надо.

– Деньгами я тебя обеспечить не могу. У меня новая семья, и мы ждем пополнение, – сообщил бывший муж.

Марина уловила блуждающую улыбку на лице его юной избранницы. Юной… Интересно, это было основной причиной, когда Вова принял решение о разводе? Или ключевое слово – «пополнение»? А может, причина в другом? В активной горячей любовнице? Муж не раз говорил, что Мара слишком холодна в постели. Да и внешность у нее неброская. Но ведь она всегда следила за собой: ухоженная, стройная, аккуратная. Но избранница Вовы была яркой: белые пряди отливали жемчугом, пухлые губы притягивали взгляд. Интересно, она их накачала? И грудь наверняка увеличила. Зачем в двадцать лет что-то накачивать и увеличивать, когда молодость – твоя козырная карта?

– Мара, мы с тобой разговариваем?! – разозлился Владимир и повысил голос. – Я специально пригласил тебя обсудить все цивилизованным способом. Но если ты хочешь через адвокатов…

– Я все поняла, – вздохнула Марина. – Квартира остается нам с сыном, обучение сыну ты оплачиваешь до конца года, все крупные покупки – пополам. Я на все согласна.

– Мне кажется, это неплохой вариант? – выгнул бровь Вова, подозвал жестом официанта и улыбнулся своей юной нимфе, словно говоря, что отмучился и финал уже близок.

– Неплохой. Учитывая, что в квартиру вложены деньги моих родителей. Загородный дом, я так понимаю, ты оставляешь себе?

Марина задала риторический вопрос. Она понимала, что в целом сделка справедливая. Просто было больно. Особенно этот торг в присутствии новой возлюбленной мужа. Маре отчего-то захотелось выглядеть меркантильной стервой.

– А на что мы с сыном будем жить?

– Пойдешь работать, – пожал плечами бывший. – Ты и так почти десять лет ничего не делала.

Марине захотелось крикнуть, что не по своей воле она «ничего не делала». Он же сам и настоял на том, чтобы Мара бросила работу. А ведь у нее два языка, бухгалтерские курсы, три года службы в западном банке… Эх, чего уж вспоминать. Надо было слушать свекровь и рожать второго ребенка. Хотя… ни еще одного ребенка, ни близости с Вовой не хотелось.

– Принципиально мы вопрос с разводом решили. Димка до лета учится за границей, а потом я определю его здесь в лицей. Раз в месяц буду забирать к нам на выходные. Едой и вещами сына обеспечиваешь ты. – Владимир расплатился с официантом, поднялся и подал руку белокурой спутнице. – Мы с Лилей пойдем. Если вопросы – звони. А лучше – пиши.

Марина кивнула в ответ и посмотрела в окно: на ветках развесистого дерева сидели три кошака. Три упитанных наглых кошака. Весна, вот и кошки «прилетели». На глаза навернулись слезы. Весной как-то все чувствуется особенно остро. Такой свежий, ни с чем не сравнимый запах ожиданий. Она и с Вовой встретилась весной. Оканчивала институт, готовилась к госам. Шла домой, проговаривая билеты, и почувствовала мокрые капли на лице и руках. Нет, это не дождь. Это мужчина на внедорожнике проехал по луже, окатив ее грязной водой. Она не успела удивиться, как заметила, что машина вернулась, открылась дверь. Извинившись, незнакомец предложил ее довезти. Вова был старше почти на десять лет. Не красавец, но обходительный. В дорогом пальто, с хорошей стрижкой, в стильных очках. Маре в нем все понравилось. Была ли любовь с первого взгляда? Она не помнит. А вот унылый секс с избранником помнит прекрасно. Хотя ей не с чем сравнить. Любовника так и не решилась завести. Но она же смотрит кино, читает книги, слушает подруг…

Кстати, о подругах. Вон Женька бежит по улице. Яркая, рыжая, нахальная, на огромных каблучищах, в распахнутом пальто и в коротенькой юбчонке. Настоящая боевая подруга. Ждала в машине, пока Вова со своей кралей уедут.

– Милый, принеси-ка мне кофейку. Капучино с корицей, – кивнула рыжая красотка официанту и плюхнулась в кресло напротив Мары. – Ну, подлец отдал тебе загородный дом?

– Не-а. Только городскую квартиру. Но я рада. И он не подлец, Жень. Так получилось, – вздохнула Марина.

– Ага, рассказывай мне. Крутил с секретаршами за твоей спиной – и не подлец! – Женька фыркнула. – И я посмотрела сейчас на них. Хорошо, что вы расстались. Какой-то он потасканный. Сорок – а выглядит на сорок пять. А его девице двадцать с небольшим. Папик…

– Да нормально он выглядит! – Марина неожиданно для себя встала на защиту бывшего мужа.

Вот ведь странно: раздел имущества ее не трогал, но то, что ее бросили ради другой, задело. И в груди зияла дыра. Калибра сорок пятого, не меньше.…